СПГ Klaipedos nafta

Один на один с СПГ: почему Еврокомиссия не может спасти Литву от нее самой

36344
(обновлено 15:52 27.08.2018)
Борис Марцинкевич
Литва в гордом одиночестве борется с проблемами, которые сама себе и создала, а бюрократические правила не позволяют Еврокомиссии прийти ей на помощь

Стоящий в порту Клайпеды регазификационный терминал Indenpendence изначально был частной инициативой Литвы, не согласованной с двумя другими прибалтийскими странами.

В силу этого проект СПГ-терминала не получил в Еврокомиссии статуса регионального, и, следовательно, ему не было предоставлено никакого финансирования из бюджета Евросоюза. Какие планы у Литвы с их Indenpendence — забота только и исключительно самой Литвы, ее "творческая самодеятельность".

Литва — "младшая сестра Еврокомиссии"

Причина этой инициативы если и интересна, то, пожалуй, только с точки зрения психологии. Сначала Литва старательно распространяла миф об "агрессивности и непредсказуемости России и ее ужасного "Газпрома", пытаясь таким образом добиться преференций от заокеанского партнера и от руководства ЕС.

Затем настал момент, когда руководство Литвы само поверило в то, что рассказывает, поверило искренне и самозабвенно — до такой степени, что начало пугаться своих придумок. Результатом стала авантюра с Indenpendence, которая привела к бессмысленной трате средств и так не богатого государственного бюджета Литвы и к росту стоимости производимой на территории республики электроэнергии.

Станет ли курс литовской политики более прагматичным, покажет время, а пока констатируем факт: Литва в гордом одиночестве борется с проблемами, которые сама себе и создала. Несмотря на то, что Еврокомиссия придерживается практически идентичной антироссийской политики, бюрократические правила не позволяют ей прийти на выручку единомышленнице, что смотрится довольно забавно. Дело в том, что ЕК и сама пытается реализовать некие проекты, призванные "избавить Европу от газового диктата России".

С экономической точки зрения сама идея размежевания с Россией в вопросе снабжения Европы нашим газом — полный абсурд, и это понимают не только в нашей стране, так считают и руководители европейских газовых компаний. Нынешний руководитель австрийской компании OMV Роберт Зеле высказался по этому поводу коротко и емко: "Европа зависит от российских поставщиков газа ровно настолько же, насколько российские поставщики газа зависят от Европы как покупателя, и для бизнеса это совершенно обычная практика".

Европейские газовые компании предпочитают работать именно с "Газпромом" — в отличие от ряда европейских политиков, они считают его надежным и предсказуемым партнером, прекрасно понимают, что перебои с поставками газа, случившиеся в 2006 и 2009 годах, были вызваны действиями руководства страны, отвечающей за транзит.

Потому и проект "Северного потока – 2" для реального бизнеса Европы — чисто экономический, ни у кого нет желания работать в условиях возможных политических рисков, связанных с Украиной. Да и техническое состояния газотранспортной системы Украины таково, что транзит может прекратиться в любой момент без всякого вмешательства со стороны — оборудование вот уже скоро 30 лет эксплуатируется без капитальных ремонтов и модернизации.

Почему верхушка Еврокомиссии идет не только против "Газпрома", но и против экономических интересов европейских газовых компаний, против интересов энергетических компаний, против европейского сектора реальной экономики? Виновата в этом… Россия, и на этот раз — без всякой иронии, это действительно так.

С 2009 года идет противостояние руководства ЕК и России, с осени того же года наднациональное руководство Евросоюза живет в состоянии жгучей обиды на Россию. С 2009 года руководство ЕК пытается придумать самые замысловатые ходы, которые могли бы привести к уменьшению рыночной доли "Газпрома" на европейском рынке.

Результат, правда, приблизительно такой же, как у идальго Дон Кихота в его схватке с ветряными мельницами — за это время 22 процента российской доли европейского газового рынка выросли до 35 процентов, но господам по-прежнему нет покоя. Для Евросоюза это упрямство оборачивается тратой бюджетных средств на проекты, "мертвые" с момента рождения и отличающиеся от того, что вытворяет Вильнюс, только масштабами впустую уходящих средств и сил.

Политические интриги и объективная реальность

Борьба наднационального руководства ЕК против позиций "Газпрома" таковой кажется только деятелям, которые ее затеяли, — в реальности это борьба против здравого смысла, против объективной реальности. При всех проблемах экономика стран, входящих в ЕС, растет — пусть не во всех, но "общая сумма" выше нуля. Любой рост экономики может быть основан только на увеличении энергопотребления — так происходит с момента появления человеческой цивилизации.

От использования угля и мазута Европа отказалась сама — идеология декарбонизации получила письменное закрепление в Парижском соглашении. После 2011 года, когда произошла трагическая авария на японской АЭС "Фукусима-1", многие страны Европы отказались от развития атомной энергетики. Вот и остается только природный газ, объемы добычи которого на территории Европы сокращаются с каждым годом — старые месторождения вырабатываются, новые найти не удается.

Традиционные поставщики трубопроводного газа, кроме России, — госкомпании Алжира и Норвегии, но у Sonatrach и Statoil нет возможности наращивать объемы. Месторождения в Алжире тоже стареют, зато растет население и экономика — если с этой стороны Европе чего и ждать, то скорее сокращения, а не роста. Statoil старательно ведет разведку на всех доступных ей участках, но находки редки, объемы новых месторождений с трудом компенсируют падение добычи на месторождениях старых.

А "Газпром" вот уже с десяток лет работает с коэффициентом от 1,5 до 1,8: если за год условно добыто 100 миллиардов кубометров газа, то за этот же год найдены месторождения, в которых газа от 150 до 180 миллиардов. И что делать в такой обстановке? Переходить на СПГ? Но он дороже. Можно провести простую аналогию: одно дело — продать стакан воды, которую зачерпнули из озера, другое — стакан воды, которая только что была льдом, в который ее предварительно и за свой счет превратил продавец. Да, конечно, прокачка газа по магистральным трубопроводам тоже стоит денег, но их требуется намного меньше, чем на сжижение, доставку морем и регазификацию природного газа.

Еврокомиссия старательно ищет потенциальных поставщиков за пределами Европы. В начале лета с огромной медийной шумихой состоялось открытие газопровода из Азербайджана. Прекрасная новость — через год в Европу будет поступать десять миллиардов кубометров каспийского газа. Вот только общий объем потребления газа в ЕС в 2017 году составил более 500 миллиардов, а поставки "Газпрома" составили 194,3 миллиарда кубометров.

Есть и еще один нюанс, который СМИ, успевшие пообещать "смерть монополии "Газпрома", предпочли не заметить. В январе этого года Азербайджан после многолетнего перерыва подписал с "Газпромом" договор о поставке двух миллиардов кубометров газа… Азербайджанские профессионалы были скупы на комментарии, но одну фразу от них все-таки получить удалось: "Предварительные прогнозы объемов газа в месторождении Шах-Дениз были излишне оптимистичны".

Шах-Дениз — то самое месторождение, газ из которого пошел в Турцию и пойдет в Европу. Еврокомиссии приятно считать, что по газопроводу TANAP придет только и исключительно азербайджанский газ? Нет проблем — пусть хоть баннер у себя на сайте размещают, никто не возражает. Есть желание создать в Турции транзитный хаб и зависеть от нее — Россия и в этом случае не возражает.

Это только один из примеров материализации обиды ЕК на Россию за 2009 год, а их еще целый ряд, и на пример, который непосредственно связан с Прибалтикой, предлагаю посмотреть внимательнее в нескольких статьях. Он весьма поучителен и позволяет лучше понять тенденции, имеющиеся в Европе.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

36344
Теги:
Прибалтика, Финляндия, Эстония
Загрузка...