Игналинская АЭС

Авось выкрутятся: власти Литвы решили оставить проблемы с ИАЭС потомкам

3420
(обновлено 13:40 27.07.2018)
Борис Марцинкевич
Остановленная Литвой Игналинская АЭС (ИАЭС) продолжает оставаться источником радиационной опасности не только для самой Литвы, но и для стран, граничащих с ней. Действия Литвы — страны, не имеющей собственной школы атомной физики, — могут привести к серьезным проблемам для Латвии и Белоруссии

То, что представляет собой облученный реакторный графит (ОРГ), мы уже рассмотрели. Количество уран-графитовых реакторов достаточно велико, в мире накоплено порядка 260000 тонн ОРГ, проблема разработки технологии обращения с ним стоит достаточно остро.

Один из удачных способов ее решения был разработан и применен в России — осенью 2015 года в городе Северске впервые в мировой истории был осуществлен вывод из эксплуатации уран-графитового реактора ЭИ-2. Но в Северске никто не пытался разбирать кладку ОРГ, был применен совершенно другой способ — реактор захоронили на месте, обеспечив надежную изоляцию всех радиоактивных элементов.

А в Литве в 2014 году был принят "Окончательный план снятия с эксплуатации" (ОПСЭ), который предусматривает именно демонтаж графитовой кладки. План принят Министерством энергетики с прямым нарушением Орхусской конвенции (требует согласования с населением страны) и конвенции Эспо (требует согласования оценки воздействия на окружающую среду с граничащими странами).

Русофобия и радиация

Разборка и утилизация графитовой кладки реакторов — это неизбежное негативное воздействие на экологию и население Литвы, Латвии, Белоруссии на протяжении нескольких столетий. Причина проста и сложна одновременно — демонтаж графитовой кладки создает пыль, содержащую радиоактивный изотоп углерода С-14, и гарантий от его попадания в атмосферу нет.

Из-за высокой радиоактивности разборка ОРГ не может выполняться человеком, это должны делать роботы, которых необходимо создать и обучить. Потребуется проектирование и строительство полномасштабного тренажера с разработкой соответствующих компьютерных программ и обучение операторов. Ничего подобного ОПСЭ-2014 не предусматривает, Министерство энергетики Литвы демонстрирует полное отсутствие компетенций и не согласовывает свои действия с рекомендациями МАГАТЭ.

Ну а мнение МАГАТЭ секретным не является: осенью минувшего года оно поддержало инициативу "Росатома" о создании на базе ОДЦ — УГР (Опытно-демонстрационного центра вывода из эксплуатации уран-графитовых реакторов) Международного центра по обращению с облученным графитом. Идея создания такого центра очевидна — он должен стать научным центром разработки методов, технологии решения проблем, связанных с ОРГ.

Опыт, полученный в Северске, показывает, что технология не может быть единой, для каждого уран-графитового реактора нужно создавать индивидуальный план действий. То, что МАГАТЭ намерено основать международный центр на базе российского предприятия, показывает, что эта организация не склонна замечать политические события вокруг России — ее интересует только возможность надежного обеспечения радиационной безопасности.

Спешка, которую демонстрирует Министерство энергетики Литвы, имеет политическую подоплеку, но реализация ОПСЭ-2014 будет чем-то, окончательно выходящим за рамки здравого смысла. Риск радиационного заражения территории трех государств в угоду русофобии — согласитесь, такого еще не было.

Остается надеяться, что в ЕС, финансирующем программу вывода из эксплуатации ИАЭС, к мнению МАГАТЭ все-таки отнесутся с большим вниманием и что в ситуацию вмешается Европейское сообщество по атомной энергии.

Но ОРГ — не единственный источник радиационной опасности, исходящей от бывшей ИАЭС. Давайте еще раз вернемся к конструкции реакторов РБМК-1500.

Облученное ядерное топливо

В активной зоне РБМК-1500, в центре каждого графитового блока, просверлено вертикальное отверстие, в которое вставлена металлическая трубка из специального сплава — канал. В каналы помещаются тепловыделяющие сборки (ТВС) с ядерным топливом — ураном. Количество ТВС в каждом из реакторов — 1661 штука, масса урана в каждой из них — 130 килограмм, общая масса ядерного топлива составляет 432 тонны.

Мы уже разобрались с поведением нейтронов, вызывающих деление ядер урана, но не менее важно и то, что происходит с ядрами урана после их деления. Вспоминайте дворовый футбол: мяч влетел в окно, и оно разлетелось вдребезги. Осколков много, размеры у них разные, но порезаться можно о любой.

"Острота" ядерных осколков — радиация. В реактор загружают уран, а спустя некоторое время в тонких трубках, в которые он упакован, можно найти кучу других веществ. Около трех процентов из них чрезвычайно радиоактивны, способны мгновенно вызвать лучевую болезнь, их активность спадает очень медленно.

Все манипуляции с облученными в реакторе ТВС выполняются дистанционно, специальными перегрузочными машинами. После того как облученные ТВС извлекают из реактора, их помещают в контейнеры, которые укладывают в оборудованные возле станции бассейны выдержки. "Гремучая смесь" внутри облученных ТВС продолжает излучать радиоактивность, что сопровождается выделением тепла. Контейнеры удерживают радиацию внутри, а вот тепло нужно отводить — в бассейне для этого используют проточную воду, которая и снимает температуру в течение не менее пяти лет.

Только после этого контейнеры можно вытащить из бассейна и транспортировать к месту переработки ОЯТ (облученное ядерное топливо). "Росатом", который был и остается монополистом по производству ядерного топлива для реакторов РБМК, имеет в своем составе комбинат "Маяк", на котором и перерабатывается все топливо таких реакторов – туда и должны были быть доставлены облученные ТВС.

На этом, к сожалению, техническое описание приходится прервать — в случае ИАЭС в дело вмешивается все та же политика. Литва запретила себе сотрудничество с "Росатомом", поэтому ОЯТ остается на месте. Еще раз: Литва добровольно решила взвалить на себя все проблемы, связанные с ОЯТ, отказавшись от сотрудничества с Россией и ее "Росатомом".

Порядок во всем

Был проведен международный тендер на строительство хранилища ОЯТ, в котором топливо, извлеченное из реакторов, будет находиться в течение 50 лет. Что дальше, какие планы после этих 50 лет? А нет их! Логика предельна проста — пусть думают те, кому доведется жить в Литве через 50 лет, авось выкрутятся.

Этот гениальный план был разработан еще до остановки реакторов, отчет по оценке влияния на окружающую среду проекта "Промежуточного хранения ОЯТ реактора РБМК с блоков 1 и 2 ИАЭС" был представлен в 2006 году. Отчет представил консорциум немецких компаний, выигравший тендер на этот проект, — GNS — RWE Nukem GmbH. Собственно говоря, именно вот такой состав консорциума и внушает хоть какую-то надежду на то, что пеналы, изготовленные для облученных ТВС, и промежуточные хранилища, в которых пеналам предстоит лежать 50 лет, будут вести себя штатно и удержат радиацию под полным контролем.

Nukem Technologies GmbH — немецкая компания, специализирующаяся на услугах в области обращения с радиоактивными отходами и ОЯТ, вывода из эксплуатации ядерных и радиационно-опасных объектов. Основана в 2006 году, на ее счету такие проекты, как строительство центра по переработке радиоактивных отходов (РАО) на АЭС "Богунице" (Словакия), строительство комплекса по переработке и хранению твердых РАО на Чернобыльской АЭС, вывод из эксплуатации АЭС "Каль" (Германия) на условиях "под ключ", строительство контейнерного хранилища ОЯТ реакторов ВВЭР-440 на АЭС "Дукованы" (Чехия). Солидный опыт обеспечивается в том числе технологиями и компетенциями материнской компании — "Росатома".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

3420
Теги:
"Росатом", Игналинская АЭС, Россия, Литва, Атомная энергетика
Тема:
Игналинская АЭС: игрушка в руках политиков (52)
Загрузка...