Демонтаж Игналинской АЭС

Превзошли сами себя: чем Литва удивляет энергетиков всего мира

89026
(обновлено 11:55 25.05.2018)
Борис Марцинкевич
Балтийская республика стала единственным государством, добровольно вышедшим из привилегированного "атомного клуба" и закрывшим свою единственную действующую АЭС

В состав стран Балтии, как их сейчас стало принято называть в Европейском союзе, входят, как известно, три страны — Эстония, Латвия и Литва. Многие считают отношения между ними исключительно дружественными, а экономическое развитие приблизительно одинаковым, однако при пристальном взгляде обнаруживается, что "балтийское единство" — всего лишь устойчивая идиома, не наполненная содержанием. Цепочка не сложна: базисом для политики служит экономика, основа экономики — энергетика. А энергетические системы трех государств, уровень их энергетической безопасности совершенно разные, давайте посмотрим вместе.

Очень разные "сестры"

Энергетика Эстонии — это сланец, это старые, еще советские ГРЭС и ГРЭС современная, построенная уже при помощи Европейского союза. Электростанции Эстонии вырабатывают энергии столько, что она вот уже несколько лет поставляет ее всем своим соседям. Диспетчером энергетического кольца БРЭЛЛ по соглашению его участников является Системный оператор России, и, по его данным, сальдо перетоков для Эстонии по отношению к России вот уже три года положительное. Запасов сланцев при нынешнем уровне их добычи Эстонии хватит на 75-80 лет работы, а за это время можно успеть развить технологии добычи и переработки настолько, чтобы продолжать работать с горючими сланцами и дальше.

Основа энергетики Латвии — каскад ГЭС, построенных на Даугаве, и крупные ТЭЦ, работающие на газе, который доступен круглогодично в необходимых количествах, поскольку хранится он в Инчукалнском подземном хранилище газа, куда поступает по магистральным трубопроводам системы "Сияние Севера". Латвия, разумеется, не избежала последствий, характерных для любых новых членов ЕС, — закрыты все крупные предприятия, треть населения покинула республику и миграция продолжается. Но во всех этих процессах, сколь ни странно, есть один положительный момент.

После того, как обанкротился крупнейший потребитель электроэнергии Латвии — Лиепайский металлургический комбинат, в энергетическом хозяйстве страны сложилась ситуация, о которой многие государства могут только мечтать: производство электроэнергии совершенно точно, до запятой, совпало с потребностями в ней. Энергетической системе Латвии… ничего не надо, только поддерживать в рабочем состоянии генерирующие мощности. Существующих систем энергопередачи с запасом хватает, чтобы на время проведения ремонтов электростанций компенсировать дефицит мощностей за счет энергетических систем стран-соседей — Эстонии, Белоруссии и России.

При этом мощности соседей таковы, что Латвии достаточно договориться с кем-то одним из них, что подразумевает незамысловатый вывод: энергетической системе Латвии нет никакого дела, функционирует БРЭЛЛ или нет. Работает кольцо — отлично, на время ремонта берем электроэнергию у того из соседей, кто предложит оптимальные условия. Не работает кольцо — договариваемся с Эстонией на основании правил, принятых в ЕС.

Ну а что с Литвой? С точки зрения энергетиков — это самая уникальная страна в мире, поскольку она единственная, кто добровольно вышел из привилегированного "атомного клуба", закрыв свою единственную действующую АЭС. Мало того — отключая от своей энергосистемы три гигаватта генерирующих мощностей атомных реакторов, Литва не построила ни одной замещающей электростанции, что еще более уникально, такого "мудрого" поведения не позволял себе никто, нигде и никогда.

Игналинская АЭС до ее остановки обеспечивала Литву полностью, республика экспортировала электроэнергию, зарабатывая при этом вполне приличные деньги для своего бюджета. Теперь ничего этого нет, зато есть энергодефицит под 80 процентов — Литва целиком и полностью зависит от своих соседей, с которыми вынуждена рассчитываться полновесной монетой, при этом еще и таща на себе немалую часть расходов по выводу из эксплуатации АЭС.

Но Литва — страна суверенная, таким был ее выбор, не наше дело оценивать причины такого поведения. Будем считать, что правительство Литвы решило, что ее население заслуживает этого эксперимента, причем в качестве подопытного кролика. Граждан Литвы такое решение правительства устраивает — значит, все в Литве, с их точки зрения, в полном порядке.

Вот так выглядит "прибалтийское единство" при внимательном рассмотрении. Энергоизбыточная Эстония, сбалансированная энергетическая система Латвии и энергодефицитная Литва. Могут ли быть одинаковыми их интересы в том, что касается развития энергетической системы, — вопрос риторический.

Если отбросить политические маневры, Эстонии функционирование БРЭЛЛ выгодно, Латвия по отношению к БРЭЛЛ имеет полное право сохранять стойкое равнодушие, а вот Литве покоя нет — ей нужно искать хоть какие-то варианты повышения уровня своей энергобезопасности. Как она это делает — отдельный вопрос, но не делать она этого не может, слишком уж велика зависимость от соседей.

Занимательная литовская традиция

Но вот что удивительно — в истории Литвы такая ситуация складывается не первый раз, точно такая же ситуация была здесь и в советское время. Повторюсь — мы не рассматриваем политические вопросы, мы касаемся только энергетики, политологией должны заниматься профессионалы.

В новейший период Литва стала самостоятельным государством после Первой мировой войны, в межвоенное время преобладающей отраслью ее экономики было сельское хозяйство, но по его техническому уровню Литва отставала даже от прибалтийских соседей.

В 1940 году в Литве было произведено 81 миллион киловатт-часов электроэнергии, или 28 киловатт-часов на душу населения. В Эстонии этот показатель составлял 180 киловатт-часов, в Латвии — 133 киловатт-часа.

Равнинный характер рек не позволял и не позволяет строить экономически целесообразные ГЭС, единственный энергетический ресурс на территории Литвы — торф. Но и его Литва практически не добывала — ее тепловые электростанции работали на импортном угле, которого ежегодно ввозилось порядка 300 тысяч тонн, торф обеспечивал только восемь процентов производства электроэнергии. На угле работали Петрашунайская ТЭЦ под Каунасом, Бачюнская под Шяуляем, недостроенная Рекивская тоже должна была работать на нем.

Не имея возможности строить электростанции самостоятельно, Литва передавала их в концессии бельгийским предпринимателям, которые устанавливали такие тарифы на электроэнергию, что в сельской местности население порой предпочитало оставаться с керосиновыми лампами. После прихода советской власти энергетики очень оперативно составили литовский "план ГОЭЛРО", но сделать ничего не успели — началась война.

ГКО (Государственный комитет обороны) СССР 13 апреля 1945 года принял распоряжение "О неотложных мерах по восстановлению электростанций и ЛЭП в Литовской ССР" — и началось. Из Ленинграда прибывали генераторы и турбины, из Москвы — трансформаторы, с Урала – котлы, провода, со всей страны ехали квалифицированные кадры, летом 1945-го в республику прибыли четыре электропоезда, "с колес" давшие 6,5 мегаватт мощности.

Осенью 1945 года энергетики Каунасского госуниверситета выступили с предложением рассчитать каскад ГЭС на Немане между местечками Неманин и Вирштоны. Но проектирование и строительство ГЭС требует немало времени и много денег, поэтому была сформулирована иная стратегия: пока проектируются-строятся ГЭС, быстро-быстро строим ТЭЦ в торфяных местах. И вот тут началось нечто странное — Литва выполняла планы по добыче торфа процентов на 15 и не выше, находя массу причин для такого отставания.

Все вернулось к традиционному привозному углю, только теперь не из Европы, а из Донбасса и Кузбасса. К 1960 году, когда наконец запустили Каунасскую ГЭС мощностью 90 мегаватт, Литва по энергообеспечению отставала от общесоюзного уровня в четыре раза — торф так и не добывался, строительство ТЭЦ тормозилось.

В 1960-е в Прибалтику пришел газ, и с этого момента развитие энергосистемы Литвы взяла в свои руки Москва. Все электростанции, появлявшиеся в последующие годы, строились под газ: Литовская в Электренае, Вильнюсская, Мажейкяйская, Каунасская, Индустриальная, Клайпедская. Исключения — Круонисская ГАЭС и Игналинская АЭС.

Результат, который мы увидели в 2009 году, после закрытия АЭС, с одной стороны, удивителен, с другой — совершенно закономерен. Собственное производство электроэнергии в Литве практически полностью зависит от поставок газа, то есть, принимая решение о закрытии Игналины, литовское руководство совершенно сознательно поставило себя в зависимость от "Газпрома".

Дальнейший анализ отношений Литовской Республики с газовым монополистом России мы и будем вести, опираясь именно на этот факт — Литва зависимость от "Газпрома" выбрала совершенно самостоятельно, без всякого диктата со стороны Москвы.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

89026
Теги:
Прибалтика, СССР, Литва, Энергетика, Энергетические ресурсы, Энергетический рынок
По теме
Почему энергетическое наследство СССР для Литвы — абсолютное добро
Комментарии
Загрузка...